Как мы работаем | Lead Stories

Как мы находим утверждения и истории для проверки

Lead Stories ищет утверждения и истории для проверки фактов, используя несколько инструментов и методов. Вот самые важные из них:

  • Наша собственная программа Trendolizer™ engine
  • Google Trends
  • Инструмент Facebook для фактчекеров
  • Советы читателей

Trendolizer

Lead Stories разработали программу Trendolizer™ engine для мониторинга интернета и поиска контента, который попал в тренды. Она может измерить уровень вовлеченности аудитории (лайки, просмотры, комментарии, ретвиты и т. д.) в просмотр ссылок, изображений и видео на различных платформах (Facebook, Х, YouTube, TikTok...), и позволяет понять, что в данный момент становится вирусным.

screenshot.jpg

(скриншот панели Trendolizer™)

Мы используем Trendolizer для мониторинга интернета на предмет вирусного контента в целом, а также изучаем популярные посты на отдельных сайтах, публиковавших ложную информацию в прошлом, наряду с вирусным контентом, содержащим ключевые слова и фразы, связанные с ложными нарративами или теориями заговора.

Google Trends

Ежедневно мы анализируем данные Google Trends, чтобы выяснить, какие поисковые запросы, связанные с фактчекингом («фейковые новости», «проверка фактов» и т. д.), наиболее популярны в Google. Как правило, такие запросы показывают, что люди ищут информацию о конкретной истории, так как сомневаются в её правдивости.

Инструмент Facebook для фактчекеров

Lead Stories является сторонним партнером Facebook по проверке фактов. Мы получаем доступ к списку контента, отмеченному как потенциальный материал для проверки фактов (с помощью специального инструмента для фактчекинга, предоставленного Facebook). Поясним, что Lead Stories вправе выбирать материалы из списка или игнорировать их. Facebook не указывает нам, над какими историями мы должны работать.

Советы читателей

Читатели всегда могут связаться с нами, используя страницу контактов, если у них есть информация о потенциально ложной и вредоносной истории в интернете. На практике нам редко присылают такие рекомендации, но мы были бы рады получать их больше.


Как мы выбираем утверждения и материалы для проверки

В обычный день с помощью вышеописанных инструментов и методов мы ищем попавшие в тренды истории, видео, посты и выбираем те, которые соответствуют следующим критериям:

  • Утверждения, которые можно проверить (то есть не субъективные мнения, предсказания, туманные заявления или пророчества). Обратите внимание, что мы также работаем с утверждениями, которые можно проверить теоретически, если иметь доступ к надлежащим доказательствам или свидетелям. На практике такой доступ получить очень сложно или невозможно (цитаты с закрытых заседаний, инсайдерская информация и т. п.).
  • Утверждения, которые могут причинить кому-то вред. Мы трактуем понятие «вредный» довольно широко, включая в него всё, что может представлять риск: негативного воздействия на здоровье, ущерба репутации, политических решений, основанных на недостоверной информации, преуменьшения или преувеличения реальных проблем, эмоционального воздействия от вымышленных историй, представленных как реальные, финансовых потерь, искажения понимания текущих событий, ошибочных обвинений, использования ложных доказательств для оправдания теорий заговора, а также мошенничества с целью получения прибыли от распространения ложной информации и т. д.
  • Утверждения, которые, скорее всего, станут вирусными или уже «завирусились» в недавнем прошлом. Заметим, что мы не используем строго фиксированные количественные ограничения, то есть публикация не обязана иметь определённое количество лайков или просмотров. Мы предпочитаем ориентироваться на так называемый «относительный рейтинг», например, «это самое просматриваемое видео об определённой теории заговора» или «сегодня это самый популярный поисковый запрос в Google, связанный с проверкой фактов». Иногда мы также смотрим на количество появлений утверждения: сотни твитов или ретвитов с одним и тем же изображением, весомая причина проверить картинку. Чтобы определить, какая информация, скорее всего, станет вирусной, мы обращаем внимание на резкий краткосрочный рост вовлечённости и на размер аудитории источника, который делает или распространяет утверждение (страница в Instagram с миллионом подписчиков против малоизвестного блога, который почти никто не читает).
  • Утверждения, которые имеют отношение к белорусской и русскоязычной аудитории или влияют на неё. Обычно мы оставляем проверку материалов, связанных с внутренней политикой, ложными сведениями и вредоносной дезинформацией, распространяемыми в других странах, фактчекерам из этих стран. Однако если эта информация имеет отношение к Беларуси или распространяется в ней и других русскоязычных странах, мы также проверяем эти материалы.

Как правило, мы отдаем предпочтение историям, связанным с текущими событиями, и новым, ранее не встречавшимся утверждениям. Однако иногда мы занимаемся проверкой и уже известных сомнительных материалов, особенно если они имеют тенденцию снова и снова появляться в интернете. Например, это могут быть статьи, содержащие ложную информацию, которые постоянно распространяют на новые сайты финансово мотивированные спамеры, или фальшивые цитаты, приписываемые какому-либо политику, которые всплывают всякий раз, когда этого человека упоминают в новостях.

Мы не принимаем во внимание политическую направленность при выборе того, что проверять. Мы проверяем утверждения, которые вредят (или приносят пользу) людям, инициативам и группам по всему политическому спектру.

Иногда мы проверяем утверждения, которые появились на сатирических сайтах или носят сатирический характер, но только в тех случаях, когда значительное число людей поверило в их достоверность. Вы можете ознакомиться с нашей «Политикой сатиры».

Советы читателей оцениваются по тем же критериям, которые перечислены выше: если нам присылают утверждения, которые не поддаются проверке, не приносят вреда или не очень широко распространены, то вероятность того, что мы будем их рассматривать, очень мала. Конкретная вредоносная и вирусная история, наоборот, привлечет наше внимание.

Одна из наших задач при проверке фактов помочь остановить или замедлить распространение ложной информации. Поэтому мы редко публикуем фактчеки, чтобы обратить внимание на правдивость того или иного факта: если правда сама по себе становится вирусной, мы с удовольствием оставляем её в покое.


Как мы проверяем факты и истории

Методология

Каждое утверждение имеет свои особенности и требует отдельного подхода. Как правило, сначала мы пытаемся переформулировать утверждение в вопрос: «Правда ли, что Х?». Затем наша задача дать ответ на этот вопрос, обосновав его и приведя доказательства.

Есть список вопросов, которые мы обычно задаём и на которые пытаемся ответить, чтобы убедиться в правдивости того или иного утверждения (хотя не каждый из вопросов может быть применим во всех ситуациях):

  • Откуда появилось это утверждение и существуют ли доказательства подлинности его первоисточника? Если что-то впервые появилось в вымышленных обстоятельствах или в сатирической статье, оно вряд ли окажется правдой. К сожалению, в некоторых случаях найти первоисточник не представляется возможным.
  • Если известен источник, то какие доказательства он приводит и насколько они обосновывают утверждение? Если в статье написано «Новое исследование утверждает, что X», действительно ли это исследование утверждает, что X?
  • Есть ли в утверждении логические несоответствия или необоснованные переходы и предположения относительно имеющихся доказательств? Например, человека X однажды видели с человеком Y, и есть фотография этого момента, а значит, они оба вовлечены в какую-то тщательно продуманную схему!
  • Существуют ли альтернативные варианты обосновать эти доказательства? Например, на фото человек X арестовывал человека Y, фотография подверглась цифровой манипуляции, на самом деле на фото не изображен человек X или Y...
  • Если источник утверждает, что у него есть внутренняя или конфиденциальная информация, насколько возможно, что она действительно у него есть? Например, мог ли случайный парень в интернете иметь доступ к сверхсекретным данным ЦРУ? Если да, то как и почему такой провал в системе безопасности не стал главной новостью?
  • Получены ли доказательства из заслуживающих доверия официальных или авторитетных научных источников, или такие доказательства вообще доступны? Мы склонны искать официальную статистику по известной методологии, которая создавалась в течение длительного времени, и использовать научные статьи, прошедшие экспертную оценку, включающие в себя двойные слепые исследования с большим объемом выборки. Предварительные публикации, исследования, не прошедшие рецензирование, пресс-релизы без ссылки на полное исследование, результаты опросов, исследования с очень малыми размерами выборки, публикации групп с особыми интересами и т. д. имеют гораздо меньшую ценность в качестве доказательств или обоснования утверждения.
  • Можно ли связаться с людьми, упомянутыми в статье, для получения комментариев? К сожалению, такая возможность есть не всегда: нет контактной информации, люди могут быть анонимными или с ними трудно связаться. Тем не менее, мы стараемся это сделать, если это важно для проверки правдивости утверждения. Однако, если есть видео с разных ракурсов, на котором кто-то что-то делает, и несколько надежных свидетелей, то уточнять, делали ли вы это, особого смысла нет.
  • Есть ли эксперты или источники на местах, которые могут подтвердить или опровергнуть утверждение?
  • Выявляет ли технический анализ источника и/или фактических данных признаки фальсификации, редактирования или манипулирования?
  • Соответствует ли утверждение или доказательства имеющимся данным? Например, действительно ли эта цитата встречается в записанном интервью или действительно ли эта фотография сделана в день X в месте Y?
  • Запутывает ли это утверждение ситуацию, преднамеренно или нет? Например, почти про любого судью, полицейского или тюремного надзирателя в мире можно сказать, что у него имелись «связи с известными преступниками», а почти каждый пожарный «бывал на месте подозрительного пожара с топором», но это не значит, что они злодеи или происходило что-то злодейское.

Наша цель быть полезными для читателей, как можно быстрее публикуя статьи, подтверждающие или опровергающие различные утверждения. Это означает, что мы стремимся опубликовать материал, как только соберем достаточно информации, позволяющей с уверенностью сделать вывод. Однако иногда мы обновляем статью, собрав ещё больше достоверных подтверждений или когда нам отвечают источники (новые эксперты или источники перезванивают, приходят ответы на запросы информации в рамках Закона о свободе информации и т. д.).

В том случае (к счастью, редком), когда наша оценка была ошибочной или когда новые доказательства требуют внести изменения в заключение, мы обновляем материал в соответствии с нашей «Политикой исправлений».

Отметим, что в некоторых случаях доказать или опровергнуть утверждение невозможно, просто потому что нет убедительных доказательств. Тогда мы укажем, что не смогли найти никаких подтверждений ни за, ни против, и что человек или веб-сайт, сделавший утверждение, не предоставил никаких заслуживающих доверия аргументов. Мы также объясним, как и где мы искали доказательства.

Заголовки, подписи к изображениям, структура статьи и наша (точнее её отсутствие) шкала оценок

Все наши статьи, как правило, имеют одинаковую структуру, что позволяет их легко прочесть и избежать случайного распространения ложной информации.

Мы понимаем, что многие пользователи увидят наши заголовки и изображения только в социальных сетях и что подавляющее большинство из них не перейдут к чтению статьи целиком. Даже те, кто все-таки переходит по ссылке, зачастую читают только первый абзац.

Поэтому мы стремимся поместить в заголовок, в изображение и в первый абзац как можно больше информации.

Заголовок

Обычно мы стараемся максимально придерживаться заголовка оригинальной статьи или видео, либо текста мема или твита или скриншота, который мы проверяем, но с добавлением словосочетания «Проверка факта:» и слова «НЕТ» с большой буквы для опровержения (когда оригинальный заголовок или утверждение не соответствуют действительности).

Например: утверждение «Это яблоко» становится «Проверка факта: Это НЕ яблоко».

Если оригинальный заголовок по сути не содержит основного утверждения, которое проверяется в нашей статье, то мы предпочитаем включить это утверждение в наш заголовок, а не строго придерживаться оригинального названия. Например, если оригинальный заголовок гласит: «Мир в шоке от персонажа X», а в статье затем говорится о том, чего X на самом деле не делал, наш заголовок будет выглядеть так: «Проверка факта: X НЕ совершал Y» вместо «Проверка факта: Мир НЕ в шоке от персонажа X».

Заметим, что мы также не склонны автоматически опровергать каждый заголовок или утверждение, потому что иногда доказать обратное просто невозможно или опровергаемый заголовок имеет иное значение, чем то, что мы намеревались сказать. Если утверждается, что «X убил Y», а доказательств того, что X совершил преступление или не совершил, просто нет, то утверждать, что «X НЕ убивал Y», было бы неправильно. В таких случаях мы бы сказали что-то вроде «НЕТ доказательств того, что X убил Y».

И если в заголовке написано «По мнению ученых, X вызывает Y», а на самом деле оказывается, что ученые этого не говорили, то наш заголовок, скорее всего, будет выглядеть так: «Ученые НЕ говорили, что X вызывает Y», а не "По мнению ученых, X НЕ вызывает Y».

Цель наших заголовков сразу донести до читателей результаты фактчека: даже если они не прочтут остальную часть статьи, они не подвергнутся дезинформации или не будут введены в заблуждение. По этой же причине мы не используем заголовки с вопросами. Если кто-то увидит только «Проверка фактов: Убил ли X человека Y?», то возникнет мысль о том, что, возможно, X действительно был убийцей Y или что об этом появятся вопросы.

Подписи к изображениям

Все наши истории содержат скриншот оригинального поста или статьи или веб-сайта или твита или видео, в котором было сделано заявление (или, по крайней мере, его характерный пример). На этот скриншот накладывается подпись, которая не может содержать более четырнадцати символов. Это изображение с подписью также используется как миниатюрная картинка, когда наши материалы публикуются в социальных сетях.

С весны 2020 года мы просим наших авторов не писать в заголовке краткое изложение заключения фактчека, потому что вывод уже должен быть в заголовке. Таким образом, следующие описания не должны появляться в недавних публикациях:

  • Ложь
  • Вводит в заблуждение
  • Неправда
  • Фейк
  • Фальсификация
  • ...

Вместо этого мы просим наших авторов кратко и в одно-три слова изложить причину, на основании которой сделано заключение.

В чем проблема с утверждением? Почему X это НЕ Y?

Вот несколько хороших примеров, какими могут подписи-заключения к изображениям:

  • Старые данные
  • Фотошоп
  • Нехватка инфо
  • Еще жив
  • Афера
  • Просто шутка
  • Замедленное видео
  • ...

Вот пример гипотетического поста с заголовком «Проверка факта: Это НЕ яблоко»

Почему это не яблоко? Потому что это банан!

Структура статьи

Все наши статьи имеют одинаковую базовую структуру:

  • Заголовок, который начинается со слов «Проверка факта:» и сразу содержит вывод X НЕ совершал Y.
  • Вводный абзац, который начинается с утверждения в виде вопроса, за которым непосредственно следует ответ и два-три кратких предложения, излагающих его причины.
  • Ссылка на самую старую версию утверждения или на репрезентативный пример поста, содержащего это утверждение, с последующим кратким отрывком или скриншотом. Например, «утверждение появилось в статье на сайте X, опубликованной в день Y и озаглавленной Z. Материал начинался со слов...»
  • Подробная проверка фактов с перечислением всех доказательств и обоснований. Мы стремимся дать ссылки на полную необходимую информацию, чтобы читатели могли сами воспроизвести фактчек. Например, «вот встроенное видео с камер наблюдения... Полицейские источники говорят... Мы поговорили с...»
  • Если фактчек связан с утверждением веб-сайта или веб-страницы, которые мы неоднократно проверяли в прошлом, или с темой, о которой писали ранее, мы также можем включить дополнительную информацию о ней и ссылки на предыдущие проверки фактов. Например, «Мы уже писали о reallyreliabletotallynotfakesite.com, им управляют спамеры, которые...»

Также есть несколько ключевых принципов, которых мы просим придерживаться наших авторов:

  • Всегда указывать ссылки на оригинальную статью или источник, чтобы наши читатели могли убедиться, что мы правильно представляем то, о чем там говорится.
  • Все ссылки на информацию, которая важна для доказательства утверждения, должны быть сохранены в веб-архивах, например, archive.org, и соответствующие упоминания должны быть указаны в статье. То есть, если в статье есть ссылка на материал, то она должна быть такой: «об этом можно прочитать в данном материале (архив здесь)».
  • Придерживаться фактов, которые важны для опровержения или подтверждения утверждения, и не вдаваться излишне в контекст, не относящийся к делу, особенно если речь идет о политических вопросах. Например, проверяя, действительно ли число в дискуссии о контроле над оружием (или о прерывании беременности, или о ядерной энергии, или о любом спорном предмете) составляет х% или y%, нет необходимости приводить цитаты людей или групп, говорящих, почему это хорошо или плохо, или сколько «должно» быть, или сколько было раньше, и почему так лучше или хуже. Пользователи, которые хотят узнать, хорошо это или плохо, могут найти информацию на других сайтах или форумах. Люди, которые хотят узнать последние новости или всю информацию по теме, могут заглянуть в Google News или Википедию. Наш сайт создан для тех, кто просто хочет узнать, является ли что-то правдой или нет.

Отсутствие стандартизированной рейтинговой шкалы

Lead Stories не использует стандартизированную рейтинговую шкалу или систему для оценки утверждений на нашем сайте. Когда мы разбираем ложное или вводящее в заблуждение утверждение, мы просто стремимся объяснить, что именно в нем не так и почему. Попытка ввести оценку, рейтинг, количество баллов или унифицированное описание для точного определения того, насколько это неправильно, вызовет лишь путаницу. В чем разница между «наполовину неверно», «частично правда» или «неоднозначно»? Действительно ли утверждение, которое на 72% является ложным, намного хуже утверждения, которое на 28% является правдивым? Действительно ли пять баллов «Рейтинга правды» лучше, чем четыре, и что обозначает разница в один балл?

Большинству наших читателей это безразлично, или у них нет времени думать о подобных нюансах.

Наша аудитория просто хочет знать, правда ли то, что циркулирует в интернете, или нет. Вот мы и делаем все возможное, чтобы рассказать об этом.

О нас

International Fact-Checking Organization Meta Third-Party Fact Checker

Lead Stories — это веб-сайт, специализирующийся на проверке фактов. Мы занимаемся поиском актуальных историй: недостоверных, вводящих в заблуждение, содержащих неточности и ставших вирусными в интернете.
Заметили что-то интересное? Сообщите нам!.

Lead Stories это:


Самое читаемое

Последнее

Поделитесь своим мнением